Последние публикации
стили и дизайн Что выгоднее: покупать горячую воду или ..
17-03-2014
секрет успеха Профессия: риэлтор
25-12-2013
разное Мегаталантливый Мэрилин Мэнсон
25-12-2013
рыбалка и охота баллистический маятник
12-07-2013
Название
Автор
Рубрика

Анекдот
- Земля! - утомленно воскликнул потерпевший кораблекрушение, выбираясь
на берег.
- Мясо! - обрадовано закричали туземцы.
Русская литература
Русские цветы зла
Автор: Виктор Ерофеев
Злo - это то, что отдаляет нас от Бога и людей. Из раговора с монахами Ново-Валаамского монастыря

Юмористический эффект достигается в узнаваемости фрагмента, оголенного, вырванного из стереотипного контекста. Экзистенциальный коэффициент такого текста достаточно высок, но крайне печален.
Принципиально отказываясь от звания писателя, Владимир Сорокин вместе с тем готов принять корону ведущего монстра новой русской литературы, а также ее небожителя. Строя тексты на отбросах социалистического реализма, он взрывает их неожиданным сломом повествования, матом, предельным сгущением текста-концентрата, состоящего из сексуальной патологии, тотального насилия, вплоть до каннибализма и некрофилии. Под коркой текста обнаруживается словесный хаос и бред. Мертвое слово фосфоресцирует словесной ворожбой, шаманством, мистическими глоссолалиями, глухо намекающими на существование запредельных миров. Тексты Сорокина похожи на мясо, из которого вытекла кровь и которое кишит червями. Это блюдо, приготовленное разочарованным романтиком, мстящим миру за его онтологическое неблаголепие, вызывает у читателя рвотный рефлекс, эстетический шок. Впрочем, ограниченность меню, повторяемость приема (ср. с Мамлеевым, которого в известной степени можно назвать учителем Сорокина) постепенно ослабляет первоначальное впечатление.
В более молодом поколении писателей, настойчиво подражающих образцам литературы зла, ослабляется, однако, напряжение самого переживания зла. Возникает вторичный стиль, чернуха, жизненные ужасы и патология воспринимаются скорее как забава, литературный прием, как уже проверенная возможность поиграть в острые ощущения. Все меньше интереса к бывшим политическим конфронтациям. Герои сопротивления и былые коммунистические вожди сливаются, воспринимаются как поп-герои из комикса. Игорь Яркевич сводит прошлые битвы к ярмарке тщеславия. Его альтернатива: Солженицын или я, бедный онанист,- решается на уровне не столько буффонады, сколько десакрализации роли современного писателя, который уже не так болезненно, как концептуалисты, относится к деградации языка.
Она все-таки не отменила литературу, как доказывает собой набирающий силу Виктор Пелевин, который от постмодерна предпочел "пятиться" назад, на радость массовому читателю, к М.Булгакову.
Юлия Кисина предлагает поверить в иное, психоделическое слово, истинность которого нет смысла принимать или опровергать, как и любую наркотическую галлюцинацию: "Все было необычайно ярко. Непонятным образом накатилась синяя волна. Пробежал кто-то не узнанный мной, но до боли


Дата публикации: 12-05-2007
Прочитано: 2677 раз
Страниц: 16
-15-
[<][ 1 | ... | 15 | 16 ][>]

Дополнительно на данную тему
Гамлет
Пелагия и красный петух ТОМ 1
Пелагия и красный петух ТОМ 2
АЛМАЗНАЯ КОЛЕСНИЦА ТОМ 1,2
АЗАЗЕЛЬ
   
Рейтинг@Mail.ru
ENQ.ru © 2005-2012
Генерация страницы: 0.040 сек. и
11 запросов к базе данных за 0.004 сек.
Designed by ZmEi