Последние публикации
стили и дизайн Что выгоднее: покупать горячую воду или ..
17-03-2014
секрет успеха Профессия: риэлтор
25-12-2013
разное Мегаталантливый Мэрилин Мэнсон
25-12-2013
рыбалка и охота баллистический маятник
12-07-2013
Название
Автор
Рубрика

Анекдот
- А правда, что рыба полезна для мозга?
- Да, особенно рыбная ловля - для развития воображения.
Русская литература
Русские цветы зла
Автор: Виктор Ерофеев
Злo - это то, что отдаляет нас от Бога и людей. Из раговора с монахами Ново-Валаамского монастыря

знания, знания мертвого человека, не могли им, еще живым, пригодиться".
Мертвец все видит по-мертвецки, что становится предпосылкой для остраненной прозы, не свойственной эмоционально горячей русской литературе: "Думал ли он тогда о семье? Нет. О свободе? Нет. Читал ли он на память стихи? Нет. Вспоминал ли прошлое? Нет. Он жил только равнодушной злобой".
Шаламовский ГУЛАГ стал скорее метафорой бытия, нежели политической реальности. Какое-то время такое отношение к человеку оставалось маргинальным. В хрушевскую "оттепель" возобновился традиционный спор между западниками и славянофилами. Противостояние литературных партий определило проблему внутренней разорванности русской культуры. Но, несмотря на разногласия, каждая партия думала об общем благе.
Литература конца века исчерпала коллективистские возможности. Она уходит от канона к апокрифу, распадается на части. С середины 70-х годов началась эра невиданных доселе сомнений не только в новом человеке, но и в человеке вообще. Новая русская литература засомневалась во всем без исключения: в любви, детях, вере, церкви, культуре, красоте, благородстве, материнстве, народной мудрости (крушение народнических иллюзий, которые не рассеялись в интеллигенции за время существования советской власти), а позднее и в Западе. Ее скептицизм со временем возрастал. Это двойная реакция на дикую русскую действительность и чрезмерный морализм русской культуры.
Разрушилась хорошо охранявшаяся в классической литературе стена (хотя в лучших вешах она была более условной, нежели берлинская) между агентами жизни и смерти (положительными и отрицательными героями). Каждый может неожиданно и немотивированно стать носителем разрушительного начала; обратное движение затруднено. Любое чувство, не тронутое злом, ставится под сомнение. Идет заигрывание со злом, многие ведущие писатели либо заглядываются на зло, завороженные его силой и художественностью, либо становятся его заложниками. В социалистическом реализме некоторые из них находят черты грубого очарования, в его архитектурных формах им видятся истинные онтологические модели. Красота сменяется выразительными картинами безобразия. Развивается эстетика эпатажа и шока, усиливается интерес к "грязному" слову, мату как детонатору текста. Новая литература колеблется между "черным" отчаянием и вполне циничным равнодушием.
В литературе, некогда пахнувшей полевыми цветами и сеном, возникают новые


Дата публикации: 12-05-2007
Прочитано: 2677 раз
Страниц: 16
-5-
[<][ 1 | ... | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 ][>]

Дополнительно на данную тему
Гамлет
Пелагия и красный петух ТОМ 1
Пелагия и красный петух ТОМ 2
АЛМАЗНАЯ КОЛЕСНИЦА ТОМ 1,2
АЗАЗЕЛЬ
   
Рейтинг@Mail.ru
ENQ.ru © 2005-2012
Генерация страницы: 0.042 сек. и
11 запросов к базе данных за 0.005 сек.
Designed by ZmEi