Последние публикации
стили и дизайн Что выгоднее: покупать горячую воду или ..
17-03-2014
секрет успеха Профессия: риэлтор
25-12-2013
разное Мегаталантливый Мэрилин Мэнсон
25-12-2013
рыбалка и охота баллистический маятник
12-07-2013
Название
Автор
Рубрика

Анекдот
- Может ли у Нового Русского быть ветер в карманах?
- Может, но это не ветер, а кошелек с кондиционером...

Русская литература
Русские цветы зла
Автор: Виктор Ерофеев
Злo - это то, что отдаляет нас от Бога и людей. Из раговора с монахами Ново-Валаамского монастыря

запахи - это вонь. Все смердит: смерть, секс, старость, плохая пища , быт. Начинается особый драйв: быстро растет количество убийств, изнасилований, совращении, абортов, пыток. Отменяется вера в разум, увеличивается роль несчастных случаев, случая вообще. Писатели теряют интерес к профессиональной жизни героев, которые остаются без определенных занятий и связной биографии. Многие герои либо безумны, либо умственно неполноценны. На место психологической прозы приходит психопатологическая. Уже не ГУЛАГ, а сама распадающаяся Россия становится метафорой жизни.
То, что Россия - "большая зона", продолжение ГУЛАГа с его безжалостными законами,- видно в прозе Виктора Астафьева. Вовлеченность писателей во зло имеет различные степени. Есть попытки его локализовать, объяснить деградацию внешними причинами, списать на большевиков, евреев. Как одного из вождей деревенской прозы, Астафьева душит злоба: он люто ненавидит городскую культуру, "совращенную" Западом, символом которого становятся развратные танцы, зловеще описанные в "Людочке". Однако Астафьев предоставил злу такую свободу самовыражения, что перспективы борьбы с ним плачевны. Патриархальный мир деревни почти полностью уничтожен, надежда на его спасительную функцию минимальна. Даже священный в русской литературе образ матери, живущей в деревне и призванной быть хранительницей устоев, создан Астафьевым без сочувствия. Покорность несчастной судьбе доминирует; создается атмосфера почти восточного фатализма; насильственная смерть выглядит не менее естественной, чем на войне или в опасных кварталах Нью-Йорка. Самоубийство героини запрограммировано самой композицией рассказа. Однако деревенская литература не может не выдвинуть положительного героя, народного мстителя. Он должен расправиться с тем отвратительным хулиганом, который довел героиню до самоубийства. Сцена самовольной расправы - достаточно сомнительная победа добра - вызывает у автора предельное удовлетворение. Георгий Победоносец убил гадину. Сквозь повествование проглядывает трогательная душа самого автора, но злобные ноты бессилия, звучащие у Астафьева, свидетельствуют в целом о поражении моралистической пропаганды.
И если она еще уместна в произведениях писателей, связанных собшим духом "шестидесятничества", то у "черной овцы" "шестидесятничества" Фридриха Горенштейна уже почти нет никакой надежды на положительного героя. Им вынужден стать сам повествователь, с трудом


Дата публикации: 12-05-2007
Прочитано: 2677 раз
Страниц: 16
-6-
[<][ 1 | ... | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 ][>]

Дополнительно на данную тему
Гамлет
Пелагия и красный петух ТОМ 1
Пелагия и красный петух ТОМ 2
АЛМАЗНАЯ КОЛЕСНИЦА ТОМ 1,2
АЗАЗЕЛЬ
   
Рейтинг@Mail.ru
ENQ.ru © 2005-2012
Генерация страницы: 0.106 сек. и
11 запросов к базе данных за 0.015 сек.
Designed by ZmEi